Роды без страшилок: четыре счастливые истории

О родах ходит много страшных легенд. Таких, что, почитав интернет, беременные и нерожавшие захлопывают свои ноутбуки и идут пить успокаивающий чай. Первые думают: «Вот я влипла», а вторые — «Нет, никогда, никогда!». Мы собрали истории счастливых родов, о которых говорить пусть не так интересно (где драматургия?!), но очень нужно и правильно.

Елена и дочь Майя
Где: роддом №17 при клиническом госпитале им. Вересаева, Москва

Чтобы было понятно, насколько прекрасны были мои вторые роды, необходимо живописать первые. Хотя сравнивать два этих события все равно, что искать 10 отличий между адом и раем, лимонным соком и молочным шоколадом, Depeche Mode и Надеждой Бабкиной. В первом случае я в ужасе бежала из роддома на восьмые сутки, повторяя про себя одну фразу: «Спасибо, что живой». Следующие роды стали для меня настоящим праздником. Вторым рождением, правильной инициацией, раскрытием новой женственности, еще одной счастливой историей материнства.

Мой первенец появился на свет пять лет назад. Как ответственная мать, я ратовала за естественные роды, поэтому выбрала роддом номер 15, который на тот момент специализировался именно на них. Второй причиной выбора стала любовь к традициям — в «пятнашке» в год его основания родилась моя бабушка, затем папа и даже я. Бегло ознакомившись с отзывами, я заключила контракт с первым попавшимся врачом. Это была моя вторая ошибка (помимо выбора роддома).

Третьей ошибкой стало то, что, едва сообщив мужу о беременности, я заявила, что не подпущу его к креслу-раскоряке на пушечный выстрел. Я искренне полагала, что мужчине на таинстве делать нечего. Что это плохо отразится на нашей сексуальной жизни. Что роды — дело интимное, и женщина должна пройти этот путь одна. В общем, любимый поддерживал меня дистанционно. Мы довольно долго перезванивались и болтали, пока мне не показалось, что я умираю, а умирать принято в одиночестве. Мой врач, по-видимому, очень хотела, чтобы я родила в ее смену. Поэтому после нескольких часов схваток была поставлена капельница с окситоцином (у тебя медленное раскрытие!). Сквозь собственные вопли, перемежавшиеся мольбами сделать мне анестезию, кесарево, а еще лучше сразу убить, я слышала странные комментарии эскулапов, которые явно не способствовали успеху мероприятия. Поскольку роды затянулись (увы, слабая родовая деятельность на фоне стимуляции), мне в пример то и дело ставили более удачливых коллег, которые оперативно разрешались в соседних боксах («Все кругом уже родили, а ты все никак»). А на финише угрожали щипцами, а заодно гипоксией и кровоизлиянием в мозг у ребенка. Согласитесь, все это очень воодушевляет, когда схватки длятся восемнадцать часов, а стадия потуг затянулась на четыре. Не обошлось без классического: «Ногти накрасила, а рожать не научилась» и «да, вот так, Елена, тяжело нам даются наши детки, а как вы хотели». Когда же, наконец, на свет появился мой сын, мне было заявлено, что его «родили за меня», а я так — «совсем не старалась». И на голове у ребенка гематома, так что неизвестно, что вообще станет с его головой. Может быть, он даже будет отставать в развитии и отвратительно учиться, потому что я долго и плохо рожала. «Представьте, что вы только что настучали ему по голове», — выпучивала на меня глаза неонатолог. Любопытно, что в выписке из роддома не было написано ни о слабой родовой деятельности, ни о прочих «сюрпризах», которые сопровождали разрешение от бремени (симфизит, многочисленные разрывы и прочие прелести). «Естественные роды» — радостно гласила справка! План выполнен!

В течение следующего месяца я таскала бедного и совершенно здорового ребенка по неврологам, у которых заламывала руки и требовала «проверить ему голову». На этом неприятности, связанные с роддомом, не закончились. Именно там у сына неправильно (сразу после кормления) взяли скрининговый анализ из пяточки. Приехав, наконец, домой после 8 (!) дней пребывания в «пятнашке» (четырехчасовые потуги обеспечили некоторые послеродовые разрушения), я ползала по дому с молочным младенчиком на руках, когда мне позвонили из поликлиники и сообщили, что у него муковисцидоз. «Не волнуйтесь, — утешили меня по телефону. — С этим живут, вы почитайте интернет». Пересдать анализ можно было только через 21 день. За это время я чуть не спятила. И хотя было понятно, что никакого муковисцидоза у ребенка нет, я ежедневно поливала его слезами, а потом облизывала: в интернете писали, что такие дети соленые на вкус. «Он же соленый — тыкала я Германом в мужа. — Он болен!» Повторный скрининг диагноз не подтвердил.

Так вот, супруга стоит взять на роды хотя бы для того, чтобы избежать абьюза и хамства со стороны медперсонала, который кое-где все еще полагает, что если мужчина в нашей стране проходит инициацию в армии, то женщина должна пройти ее в роддоме. Создается впечатление, что некоторым врачам и акушеркам «старой закалки» обидно, что ты родишь и даже не помучаешься. Не дело это, чтобы в жизни что-то кому-то доставалось легко и сразу. А как же страдания, боль, наказание за любовные утехи? Еще более удивительно, что так грубо осматривать шейку матки и проверять наличие молока могут женские руки, созданные для ласки. Гнетущую атмосферу усиливали неизвестного назначения бабушки в белых халатах. В роддоме номер 15 они в шесть утра обходят палаты с криком: «Снимаем трусы, врач идет!»
Самое странное в изложенной истории: за весь этот кошмар я заплатила деньги.

Роды, после которых хочется рожать еще
Ну а теперь о хорошем. Решившись на вторые роды только через 4 года, я очень тщательно подошла к выбору даже не роддома, а врача. Я искала человека, которому действительно можно доверить себя и своего ребенка. Роды — это не только новая жизнь. Это уникальный опыт, новая глава в истории семьи, очередной водораздел. Но главное — это здоровье твоего ребенка. Быстрое восстановление. Счастливый послеродовой период. «Своих» людей я всегда узнаю и чувствую сразу. Так произошло и с доктором, который превратил появление на свет моей дочери в настоящий праздник и заставил поверить в то, что за идеальными родами вовсе не обязательно лететь в Майами.

Итак, что мне нужно было от родов? Во-первых: возможность воспользоваться главным и лучшим достижением современной медицины – эпидуральной анестезией. Никаких послеродовых пеленаний, благовоний, схваток в ванной, домашних родов в надувном бассейне и прочих атрибутов «естественного родительства». Я убеждена, что залог счастливых родов — это хорошая медицина и человеческое отношение. Остальное — второстепенно. Я получила ровно то, что хотела, и даже больше. Но обо все по порядку.

Вот говорят, что в родах главное — настрой. Не знаю. В первый раз я была уверена, что сейчас как приеду в роддом да как начну рожать! Час-два и готово. И вообще, что такого, подумаешь — роды. На вторые при всем моем доверии к врачу-профессору и «шоколадной» беременности в анамнезе я шла как на эшафот. Торжественно повесила на видное место платье, которое именуется «одеждой на выписку», — чтобы муж его точно нашел. Оглядела, разгладила складки и отметила про себя, что для похорон оно тоже вполне сгодится…

С таким вот настроем я отправилась в роддом. А между тем день был расчудесный: теплый, солнечный, майский. Отправилась без схваток, в назначенный день и час — шла 42 неделя, девочка моя не торопилась появиться на свет, и было решено стимулировать родовую деятельность. Мужа в этот раз я предусмотрительно взяла с собой и ничуть об этом не пожалела.

Врач и акушерка уже ждали меня в родовом отделении. После аккуратнейшей стимуляции начались бодрые схватки. Анестезию рекомендовано делать после 5 сантиметров открытия, их и ждали. Лучший в мире доктор (между прочим, еще и наук), талантливый хирург, джентльмен с отменным чувством юмора очень меня поддерживал. Настолько, что без каких-либо медикаментов, по совершенно необъяснимой причине на схватках я почти не ощущала боли. Если в первых родах они сразу были очень болезненными, то тут картина совсем другая: да, неприятно, но вполне терпимо. И в промежутке 5 минут, и четыре, и три, и две — вот клянусь, жить можно! Более того, я пребывала в странном состоянии эйфории и сосредоточении на процессе одновременно. В какой-то момент даже показалось, что мне вкололи какой-то приятный наркотик, хотя этого, конечно, не было. Я ходила по родблоку, прыгала на мяче и несла жуткую чушь. Настроение было отличным, но страх возможной боли был слишком сильным. От анестезии я не отказалась. Ее сделали очень грамотно: я продолжала безболезненно рожать, при этом прекрасно чувствовала, где находится моя малышка, чувствовала каждую схватку, а потом и потуги. Муж находился рядом, нежно держал за руку, отвлекал и развлекал, а дочку мотивировал: «Майя, — говорил он, — выходи! Мы тебе платьев купим!» Лишь под занавес я попросила супруга подождать в коридоре, потому что по-прежнему считаю, что есть вещи, которые мужчине видеть не обязательно. Стоит отметить, что с ясным сознанием, не затуманенным бесконечной болью, гораздо лучше понимаешь и делаешь то, что велят врачи. На четвертой потуге родилась наша девочка. Девочка, в которой так много любви и которая пахнет раем… Все действо заняло 4,5 часа.

Советуем так же просмотреть:  Как избежать частых скандалов в семье

Я бы никогда не подумала, что вторые роды так раскроют меня в материнстве. Я была уверена, что больше любви, чем я отдавала сыну, нет и быть не может. Оказывается, любовь безусловная не имеет границ. А роды без боли, после которых хочется немедленно рожать еще, действительно существуют. Что присутствие любимого мужчины в этот непростой, но счастливый момент определенно укрепляют семью. И у всего этого есть вполне материальная основа — ведение родов профессионалами, хорошая медицина и человеческое отношение.

Елена и сын Арсений
Где: Перинатальный медицинский центр «Мать и дитя», Москва

Первая беременность была запланированная, но непростая. Каждый день я сама колола себе в живот фраксепарин, мне нужно было разжижать кровь. Я не ожидала, что у меня будет кесарево, настраивалась рожать. Но обстоятельства сложились так, что не оставили выбора: на 32-й неделе началось кровотечение — была отслойка плаценты. Отчасти в этом я виновата сама: несмотря на диагноз «полное предлежание плаценты» и рекомендации врача, поддалась «инстинкту гнездования» и провела трудный день в Икее. И в целом не берегла себя: работала как обычно, мало отдыхала. Позже, конечно, жалела об этом. Сын родился с гипоксией, была ИВЛ и три недели выхаживания. Сейчас он здоров.

Вторая беременность случилась через год после первого кесарева, она была незапланированной, и повторное кесарево оказалось единственным вариантом. Шов был слишком тонким, нельзя было рисковать. Я приняла это как данность, настраивалась на операцию и мечтала только о том, чтобы спокойно доносить ребенка до срока. Мой случай в ПМЦ, где я наблюдалась, был отнесен к особо сложным, за меня взялся один из лучших врачей клиники, и его уверенность и бодрый настрой передались и мне.

Я не верю в то, что есть определенная разница в здоровье и состоянии детей, рожденных естественным путем или с помощью операции кесарева сечения. Я не проходила это испытание болью в естественных родах и, наверное, не хочу знать, каково это. Восстановление после кесарева, возможно, более сложное (хотя есть женщины, которые и после обычных родов восстанавливались долго), но радость и эйфория от появления на свет ребенка сильнее этих трудностей. Так было у меня.

Слышать себя
Наверное, самое важное в подготовке к родам или к операции кесарева сечения — это осознанность. Нужно уметь глубоко прислушиваться к себе, знать, что хорошо именно для тебя и для твоего ребенка, найти доктора, которому доверяешь, в состоянии беременности находить радость и удовольствие. Это в теории, а на практике я, конечно, переживала. Понимала это по своим снам. Каждую ночь мне снилась операция. То будто я прихожу в себя, и мой врач сообщает, что со мной все в порядке, и она прошла успешно. И только потом я с ужасом осознаю, что он ничего не говорит о ребенке. То будто я выключаюсь во время операции, и когда прихожу в себя, мучительно пытаюсь вспомнить хоть что-то и не понимаю, почему не помню, ведь анестезия должна быть эпидуральная… Но при этом я уже знаю, что с ребенком все хорошо. И он красавчик. Так в итоге и случилось. Прямо перед Новым годом на свет появился мой второй ребенок — Арсений, Арсюша, Сенечка. В день операции я была спокойной, счастливой, даже с легким макияжем. Это было 25 декабря.

Я мечтала о здоровом, вовремя родившемся ребенке и боялась верить, что так может быть. Теперь я счастлива вдвойне: я люблю своего маленького сына, хотя не верила, что смогу относиться ко второму ребенку с такой же нежностью, как к первому. И сейчас я переживаю удивительный опыт: можно любить каждого ребенка одинаково сильно. Любовь не делится, она умножается! И это чудо. Благодарю тебя, Господи!

Маргарита и сын Миша
Где: роддом №29, Москва

Это была запланированная беременность, мы с мужем хотели ребенка. Первая моя беременность была неудачной, закончилась выкидышем, но вторая не заставила себя долго ждать. В начале второй беременности было подозрение на замирание плода: на очень маленьком сроке мне сказали, что у ребенка не бьется сердце, хотя уже давно было бы пора. В тот момент мне предстояло лететь в отпуск на отдых, и врач сказала: «К сожалению, мы ничего не можем сейчас сделать — нужно повторное УЗИ через две недели, чтобы оценить ситуацию. Возможно, эмбрион просто еще очень маленький. А может, мы неточно определили дату зачатия. Поэтому просто летите отдыхать, не думайте ни о чем, если можете — думайте о хорошем». Сначала я рыдала, но затем постаралась последовать совету врача — расслабиться и просто отдыхать.

Вообще, весь первый триместр был полон неопределенности. Помню, как стояла перед зеркалом, смотрела на свой еще плоский живот и сказала: «Если ты там, если твое сердце бьется, обязательно рождайся, тут так здорово, тебя ждут самые замечательные мама и папа». При этом я была готова практически к любому исходу. Мы с мужем не покупали заранее детские вещи, никому особо не рассказывали про мою беременность, пока это не стало заметно. Живот у меня появился только на 7 месяце, и на работе я поставила руководство в известность только на 6 месяце. Попросила начальника держать это в тайне, потому что если бы вдруг случился выкидыш, я не хотела, чтобы другие об этом знали.

Парадокс, но мои страхи не мешали мне радоваться беременности. Не считая первых недель, весь срок я хорошо себя чувствовала, много работала, много летала на самолетах, путешествовала, занималась своими делами и ни в чем себя не ограничивала. Я очень трезво осознавала, что протекание беременности — непредсказуемый процесс, но при этом я могу сделать все от меня зависящее: меньше волноваться, заботиться о себе, найти грамотных врачей и акушерку, которые сопроводят мою беременность. У меня был грамотный гинеколог в клинике, я выбрала роддом, где была хорошая детская реанимация и удобные родильные боксы, — и расслабилась.

Советуем так же просмотреть:  Кaк пеpежить кpизис в отношениях?

После 30 недели у меня появился страх родов. С самого детства, начиная со школьных диспансеризаций, поход к гинекологу был для меня очень болезненным, унизительным, мероприятием, нарушающим мою интимность. Когда я представляла себя в родах — что я буду голая, распластанная, как цыпленок табака, лежать на этом кресле, в окружении чужих людей, — это для меня было очень неприятным переживанием. Еще я очень боялась за свое тело: представляла себе множественные разрывы. После того как врач описал мне процедуру эпизиотомии, к которой, возможно, придется прибегнуть в родах, мне стало еще страшнее, и я заняла отчасти детскую позицию: очень переживала за себя, за свое тело, «как же я, бедненькая, все это перенесу?!». Я была напугана как маленький ребенок. Но постепенно мое отношение к процессу деторождения начало меняться. Не помню, что именно случилось: кажется, я посмотрела в Youtube лекции какого-то перинатального психолога, читала какие-то статьи о родах. И один раз сходила к перинатальному психологу — этот визит входил в контракт с центром акушерства.

Очень четко помню этот момент, когда я сказала себе: это я взрослая, а он маленький. И это я должна собрать все свои ресурсы, чтобы позаботиться о нем, потому что это он будет рождаться, и это его тело испытает невероятное давление, это ему придется преодолевать родовые пути, его будет выталкивать из себя матка, где он девять месяцев жил как в раю, получал питание и кислород. Это все равно что меня сейчас выбросить на Марс. И намного вероятнее, что это с ним может что-то случиться, а не со мной, потому что я взрослая, молодая, здоровая женщина, а дети в принципе более уязвимы. Во мне зародилось желание позаботиться о ребенке и защитить его, сделать так, чтобы для него все прошло наименее травматично, максимально комфортно и безопасно.

Этот момент стал для меня буквально озарением — я встала на позицию взрослого человека… и успокоилась. Это дало мне огромное количество сил и уверенности: я здоровая молодая женщина, мое тело справится, оно так задумано природой. Это глубокое понимание того, что взрослая — это я, — определило и ход родов, и первый год жизни малыша.

Роды — это праздник
Я не читала никаких книжек, не ходила на курсы, мне просто нужны были хорошие врачи, наличие детской реанимации под боком и акушерка, добрая опытная женщина, которая бы обо мне позаботилась, потому что мне было страшно. Я договорилась с врачами, что хочу рожать максимально естественно и сама, но если в какой-то момент передумаю и попрошу обезболивание, то мне сразу сделают анестезию. И так и случилось: уже в последний момент врачи сделали мне легкое обезболивание на полчаса, мне этого хватило, чтобы передохнуть, и все прошло хорошо.

Когда начались схватки, мне пришла в голову фраза: «Это же праздник, это день рожденья моего сына. Почему я должна страдать и бояться праздника? Этот день я буду отмечать потом всю жизнь». И эта мысль мне очень помогла.

Акушерка была рядом, но практически мне не понадобилась. Иногда я просила сделать водичку потеплее в ванне, дать попить или завязать мне волосы. Роды для меня оказались естественным, очень физиологичным процессом, в котором абсолютно отключился мой критический, недоверчивый, аналитический ум. Мое тело как будто сделало все само. Это был довольно необычный для меня опыт: все шло так, как шло. В процессе родов я ни разу не подумала, правильно ли все делают врачи, что со мной сейчас происходит, сколько прошло времени, идет ли все по плану или нет. Если бы я пыталась что-то контролировать, мне бы, наверное, это помешало.

И время изменилось, текло по-другому: роды прошли довольно быстро — хотя в действительности это было не так быстро. Меня удивило, что сами роды — это вообще не больно, болезненны именно схватки и потуги. И на финальном этапе — раз, два, три, и ребенок родился. Я смотрела на свое тело и не могла поверить, что оно на такое способно.

Когда ребенок родился, мне положили его на грудь, мы с мужем посмотрели на него, а он на нас. Мы сказали ему: «Привет, мы твои мама и папа, мы очень рады тебя видеть, мы тебя очень ждали. Извини нас пожалуйста, если что-то было не так, ты, наверное, очень испугался, тебе было тяжело и страшно. Теперь все будет хорошо, мы рядом».

Для меня до сих пор это главная мысль: я взрослая женщина, я твоя мама и должна о тебе позаботиться. Я уже не семиклассница, которая боится залезть на кресло на приеме у гинеколога. У меня гораздо больше сил и ресурсов, чем у моего ребенка. И это трезвое и реалистичное представление сопровождало меня и дальше, в первый год жизни сына, когда были колики, когда он плакал и кричал. Я понимала: он плачет, потому что у него болит живот, потому что организм еще незрелый, и я должна успокоиться и поддерживать его, а не сходить с ума самой. Если я буду нервничать, то не смогу успокоить ребенка. Мне нужно сохранять спокойствие, чтобы мочь делиться этим спокойствием с ребенком.

Отмечу отдельно: уменьшить страх перед родами мне помогло сознательное ограничение доступа к информации. В интернете можно найти все что угодно, и мы, люди, так устроены, что чаще оставляем негативные отзывы, чем положительные. Если мы получили удовлетворительный опыт мы тихо радуемся своему новорожденному ребенку. Но если в родах что-то пошло не так, если этот опыт не соответствовал ожиданиям роженицы, возникают очень сложные чувства. Хочется найти виноватого, призвать кого-то к ответственности, и тогда хочется писать гневные отзывы, делиться своими переживаниями. И поэтому соотношение негативных и положительных отзывов совсем не отражает реальную картину. Просто позитивные истории гораздо реже рассказывают.

Я не читала отзывы о родах, но разговаривала со своими врачами: расскажите мне, как будут протекать роды. Расскажите, что может случиться плохого и что вы будете делать в том или ином случае. И я сознательно заключала контракт с врачами, с которыми мы совпадаем во взглядах на процесс протекания родов. При этом если бы у меня не было возможности заключить контакт (финансовые возможности бывают разными), я бы постаралась договориться с собой. Сказала бы себе: «Да, я доверяю этим людям, они делали это много раз». Это, мне кажется, единственно конструктивный вариант.

Полина и сын Володя
Где: роддом №1, Москва

У меня были прекрасные вторые роды. Наверное, степень того, насколько они легко и прекрасно прошли, я смогла оценить благодаря первому отрицательному опыту.

В первый раз я не боялась рожать. Выбор пал на отличный роддом в центре Москвы, мама договорилась с врачом — вместо платного контракта мы отдали 70 000 рублей ему лично в руки. В принципе, я терпеливый человек, думала, что боль потерплю, без отдельной палаты переживу, а отношение во время родов за деньги будет бережное. В итоге боль во время схваток оказалась зашкаливающая, а обращались со мной все как с куском колбасы, который лежит на столе и ждет нарезки в салат. Врач за 8 часов подошел два раза и больше сокрушался, что же я так кричу, чем поддерживал. Ребенка во время родов выдавливали, разрывы зашили небрежно, после родов младенцев держали отдельно и приносили на кормление в палату роженицам. Прикладывать к груди никто не научил, показали один раз. Медсестры хамили, грубо дергали за грудь, когда проверяли молоко, — страшно было задать вопрос, и вообще привлекать к себе внимание лишний раз до самой выписки не хотелось. Рожать второго ребенка после этого я не планировала — опасалась даже думать о том, чтобы пройти все это еще раз.

Советуем так же просмотреть:  6 вещей, которые нельзя делать для мужчины

Приятная неожиданность
Как-то осенью я поехала на работу, и в метро один пожилой мужчина попросил своего молодого друга уступить мне место со словами «девушка беременна». Я посмеялась, но на всякий случай сделала тест. Он показал одну полоску, я успокоилась. Через две недели мне приснилось, что я большая чаша с водой, в которой купается и смеется маленький мальчик. Это было невероятное ощущение. Я проснулась абсолютно счастливая, сделала тест еще раз — и узнала, что в положении.

С одной стороны, это было огромное счастье, с другой — в голове сразу вспыхнул страх перед предстоящими родами, очень сильный. Обращаться еще раз к тому же врачу я даже не думала. Вообще было непонятно, где рожать, на каких условиях, кому довериться, как вообще пережить всю эту «мясорубку» еще раз.

На трехмесячном сроке у меня произошла угроза выкидыша, я легла на сохранение, — мне запретили волноваться. Рядом со мной в палате были девочки, которые не смогли сохранить беременность, они ждали выписки, — и было очень тяжело, очень больно за них. Тогда я дала себе слово, что ни при каких обстоятельствах не буду ни о чем переживать до самых родов, — моя задача выносить моего малыша, стать бронемашиной, устойчивой к любым ударам, лишь бы он родился на свет. Если с первыми родами мне помогала мама, то угроза выкидыша произошла как раз на почве конфликта с ней: она была очень недовольна, что я забеременела во второй раз, не спросив ее разрешения, — и привлекать ее к организации вторых родов я не хотела.

Мне очень помог муж. Во-первых, он по максимуму старался создавать мне комфортную психологическую обстановку, помогал с первой дочкой. Мы жили со свекровью, — и за всю беременность у нас не было ни одной ссоры ни с ней, ни с мужем. Также он начал опрашивать всех своих знакомых. Оказалось, что его одноклассница родила уже троих детей в одном из роддомов на севере столицы — и осталась очень довольна. Рожала она тоже за личное вознаграждение врачу, без контракта. Но вышло так, что в первый раз она оказалась в этом роддоме по скорой, и с ней обращались уважительно совершенно бесплатно. Другими словами, началось все не с предоплаты, а с благодарности. Я рассудила так, что к плохому врачу она бы еще два раза возвращаться не стала, и можно попробовать.

Врач показалась мне очень строгой. Я поделилась своими воспоминаниями, спросила: может, лучше сделать кесарево, чтобы не чувствовать боли? Врач мне очень доступно объяснила все последствия кесарева, и я передумала. Но часа икс ждала с тяжелым сердцем.

Человеческий подход
Я отвлекалась на работу – в декрет не уходила до последнего. Но на последних неделях болело уже все – спина, живот, ноги. Изжога, отеки, в общем – полный букет. Срок я уже переходила на 2 недели, и вот 1 августа поехала сдаваться. Мне делали стимуляцию. Очень скоро начались схватки.

Еще в приемном отделении поразила непривычная деликатность, когда бритье и клизма делались не как что-то постыдное, в чем ты по умолчанию виновата перед медперсоналом, а как простые процедуры, предваряющие появление на свет человека. Разница подходов к пресловутой клизме чувствовалась отчетливо, я ехала в роддом заранее готовая отражать нападки и грубость, а в итоге даже зарядилась поддержкой.

После стимуляции схватки в течение часа стали болезненными. Врач постоянно заходила. Она сказала, что эпидуральную анестезию ставить не будем, мне сделали другое обезболивание. Именно в день родов раскрылась ее терпимость, готовность поддерживать по-человечески — и при этом профессионально выполнять свою работу. Постепенно анестезия перестала действовать. По моим ощущениям, боль была примерно такой же силы, как в первый раз за 6 часов до самих родов. Я готовилась терпеть еще долго, спросила у врача, будем ли делать еще обезболивание. Врач сказала, что мы пойдем рожать. Я не поверила – прошло всего 4 часа с тех пор, как я вошла в палату. В легком шоке я переместилась в кресло, начала тужиться. Помню врач два раза повторяла «Тужься, тужься» — и вдруг я поняла, что уже родила. То есть вот он, ребенок! Отдельно от меня. Мой мальчик – дожил до родов и родился. А у меня даже болеть не начало так сильно, как в первый раз! И во время самих родов почти не было больно – я делала все так, как говорила врач, и почти не почувствовала, что родила. Это был шок. Я плакала от радости, от благодарности моему врачу. У меня даже не было разрывов, хотя родила я богатыря весом 4 кг 220 г.

Спасибо, доктор.
Ребенка сразу доставили ко мне в палату, медсестры 20 раз интересовались, умею ли я прикладывать к груди, провели мастер-класс по пеленанию, несколько раз консультировали по питанию, смене подгузников. Я не верила, что такое возможно без контракта и глубоко жалела, что первые роды проходили совсем иначе от начала до самой выписки. Причем благодарность во второй раз обошлась гораздо дешевле.

Вообще, я считаю, что, если есть возможность, врачей надо благодарить. Удачные роды – половина будущего успеха в жизни ребенка. Можно на коляске сэкономить, на родах — нельзя. Именно такие благодарности удерживают в государственных роддомах адекватных врачей и дают шанс на нормальные роды женщинам, у которых нет деньги на благодарности…

Проверено мамой
Нужно понимать, что для каждой женщины ее роды – уникальное событие. Для роддома как организации – это часть конвейера. И надо делать все, чтобы тебя и твоего ребенка на этом конвейере не перемололи. Дыхательные гимнастики, подготовка к родам для пар – это все может быть полезно в целом, но когда лезешь на стену от боли, по-настоящему помогает правильный выбор врача и подстеленная соломка. Это соломкой может быть договоренность на вознаграждение врачу или привлечение к родам доулы, партнерские роды с мужем. В общем, присутствие человека, при котором персонал не сможет хамить, все можно снять на камеру и предать огласке.

Многое зависит от персонала, от врача в первую очередь, но не только от него. Вроде одни и те же зарплаты и условия работы, но люди — разные. Хоть и считается, что это не так, я точно знаю, что «хороший человек» – это часть любой профессии в роддоме.

Не читайте форумы, про один и тот де роддом, одного и того же врача вы прочитаете диаметрально противоположные отзывы. Спрашивайте только знакомых, в крайнем случае, делайте пост в материнских группах, взгляды в которых близки вам по духу. Я знаю женщин, которые говорят – ой, да роженицы сами ненормальные, чего так орать. Так иногда говорят даже рожавшие женщины. Но у всех разный болевой порог, разные ожидания от первых родов. Так что важно, чтобы вам давали советы женщины, с которыми у вас совпадают взгляды на многие вещи, например, один стоматолог, которым вы обе довольны – тогда и во взглядах на то, каким должен быть врач на родах, вы совпадете. А лучше ищите среди знакомых женщин тех, кто рожал у одного и того же врача не один раз, это лучшая рекомендация.

(Visited 757 times, 1 visits today)
Загрузка...
Загрузка...

Добавить комментарий